№539. 30 июля

Вообще писать в блог задним числом мне порядком надоело. В таком формате он из живого свежего продукта превращается в полуфабрикат для микроволновки. Но что поделать, асцендент в Деве не даёт мне покоя и требует, чтобы всё было по полочкам (и по порядочку). Так что сегодня снова просто зафиксирую небольшую гору событий, которая накопилась за эти несколько дней.

Очередная смена в Третьяковке подошла к концу. И вот я снова грущу, что приходиться расставаться с такими классными ребятами (хотя, если бы расставаться было не нужно, я бы грустила ещё больше, жизнь всё-таки полна парадоксов))

После небольшого перерыва в работе я решила тот холст, который показывала в прошлый раз, не продолжать. Совершенно не могу к нему подступиться, вроде как ни убавить, ни прибавить. Так что всё, оставляю так. На данный момент это самый радикальный уровень незавершённости, который я когда-либо себе позволяла.

Забавно, но так уж совпало, что я сейчас читаю книгу Франсуа Жюльена (вернее, перечитываю — года два назад уже читала её, но тогда она категорически не зашла). И там как раз много внимания уделено вопросам завершённости картины, в частности, в контексте китайской живописи, и всё это, конечно, дико интересно.

«Закончить картину, — говорит Пикассо, — то же самое, что прикончить человека, это значит убить её: не является ли завершённость, воспринимаемая как требование, лишь удобным оправданием этого убийства? Если современная живопись настолько боится показаться совершенной, то, вне сомнения, потому, что понимает: подобное совершенство вредит достоинствам произведения, ослабляет их.. Завершаясь, произведение засыпает, растворяется в комфорте, который сообщает ему нарастающая уверенность в себе. А ведь единственно важно как раз вновь подвергнуть живопись испытанию, поставить её на кон вместе со всем, чего она достигла, и ещё раз попробовать.Только такая проба подлинна и, следовательно, только её  и нужно стараться сохранить: если незаконченное произведение остаётся бдительным, всегда готовым к бою, то окончание усыпляет, обездвиживает его.. Решение оставить работу в состоянии наброска, сохранить то, что обычно называют этюдом, — не в качестве эскиза или подготовительной схемы, а в качестве полноценного произведения, даже более полноценного, чем произведение законченное, — не просто вызов.. этюд удерживает произведение вблизи его рождения, в напряжении возникновения. В соответствии с глубоким замечанием Бодлера о Коро (..“сделанное произведение не обязательно закончено, а законченное — не обязательно сделано”), делание оказывается разделено с завершением, освобождено от него, а произведение, оставив конформизм, возвращается к своему призванию: быть не ожидаемым зрелищем или высокой церемонией, а текущей и непосредственно действующей пробой.. Ведь поднимаемый этюдом вопрос касается не только того, что теряет произведение, завершаясь, или почему по мере продолжения работы и приближения к концу, к пределу (к определённости), оно не делается лучше, а раз-делывается, разрушается; ещё более тревожно этюд спрашивает меня: а что если, с такой уверенностью стараясь “закончить”, я на самом деле даже не начал?»

Франсуа Жюльен, «Великий образ не имеет формы, или через живопись — к не-объекту»

Так вот, ещё пару слов о моей законченной незаконченной картине. Она тоже входит в серию, которую я пока условно называю «Друг музея», и тоже получилась в результате диалога с картинами из Третьяковки. На этот раз метод был немного другой — пока я работала, у меня перед глазами было 3 изображения: женский портрет Репина с его недавней выставки на Лаврушинском и два эскиза Иванова. Но я их использовала не буквально, а просто, что называется, вприглядку (это слово из лексикона моей бабушки, она рассказывала, что во время войны, когда вообще ничего не было, чай с сахаром был непозволительной роскошью, и если в доме был хоть один кусочек сахара, то он лежал на столе, как сокровище, и все пили чай, глядя на него и представляя, что он в стакане — это называлось чаепитием вприглядку).

Итак, я просто на них посматривала, и делала холст, что называется, по мотивам. Учитывая, что два моих первоисточника из трёх тоже радикально незавершены, такой ход считаю вполне оправданным, если не сказать неизбежным.

30 июля 2021

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s