№419. 10 февраля

Сегодня утром сгоняла в Икею, закупила рамок для рисунков. Хочу, чтобы на распродаже была не только живопись, но и графика. А потом поехала в мастерскую, где несколько часов поработала — больше не получилось, ближе к вечеру силы меня покинули, да и холодно стало, из окон дует немного, и я там всё время мёрзну.

IMG_6292 копия

IMG_6297 копия

Новостей вроде особо нет, зато есть пара мыслей, которые меня в данный момент занимают. Во-первых, очень хочется посмотреть выставку Адриана Генье в Эрмитаже, но билеты на Сапсан стоят 2500 в один конец, а ехать одной на верхней полке плацкарта ну прямо совсем не хочется… Не могу сказать, что я его дикий фанат, но всё равно интересно изучить вживую. Постараюсь сегодня-завтра определиться.

9a65a39c-08b0-4c63-9159-6a0d10d3c1e9 копия

(фотография из интернета — картина «Охотник», которую он передал в дар музею)

Ещё одна мысль — на днях заметила, что я завела отдельный инстаграм @penadney.blog ровно год назад, 11 февраля 2019 года (ну всмысле завтра будет ровно год). Но с тех пор ничего особо туда не выкладываю. Сначала я хотела публиковать там фотографии, которые в огромном количестве копятся в блоге. Но очень скоро стало понятно, что это скучно (в первую очередь мне самой). Так он и завис, пока пару недель назад я не начала следить в инстаграме за одним марафоном, в котором участвует несколько моих знакомых. Там суть в том, что участницам нужно 40 дней подряд выкладывать в сториз видео своих монологов на всякие разные темы. Ну просто такие мысли вслух, чтобы научиться самовыражаться и не стесняться говорить и быть собой. И тут всё сошлось. Во-первых, я давно думаю о собственном ютьюб-канале (ну точнее сначала мы думали делать его вместе с А., даже название придумали — «Тарталетка с гонобобелем» — но так как вдвоём мы не соберёмся вообще никогда, я начала подумывать, а не собраться ли мне для начала хотя бы одной), но это слишком масштабно и как-то пока не ко времени. Во-вторых, начать записывать видео-сториз — моя давняя мечта, но в личном аккаунте это делать ну просто очень страшно. Поэтому я придумала вот что — буду делать видео-сториз в аккаунте блога, там пока только 15 подписчиков, он же был создан, чтобы рассказать о моих письменных дневниках, а тут у него появится и собственное содержание — видео-дневники, которые я буду выкладывать только там. Ну и заодно потренируюсь говорить на камеру — мне этот навык очень нужен, писать тексты легко, а говорить вслух — сложно. Иногда на выставке нужно что-то рассказать зрителям, или для интервью сказать пару слов о своих работах, и я в такие моменты сразу впадаю в ступор. Не то чтобы у меня часто берут интервью, но если вдруг резко начнут, я хочу быть готова. В общем, завтра буду записывать первое видео, уже начинаю впадать в лёгкую панику, но что делать.

Ну и наконец-то дошли руки написать о книжке «История меланхолии», которую я уже давно дочитала.

IMG_6307

«В жизни отсутствуют твёрдые нормы и правила. Жажда острых ощущений, мечты об известности, богатстве, совершенном теле, стремление удовлетворить свои желания и пробудить желания в других — вот примеры мощных идеалов, которые формируются без опоры на нормы. Человек не ограничивает себя ничем для достижения счастья и признаёт лишь те социальные нормы, которые идут ему на пользу. Нормы бывают разные: репрессивные (их нужно слушаться) и либеральные (их можно игнорировать), но и те и другие пересматриваются человеком, если этого требуют его интересы. Проповедники индивидуализма искушают: используй свободу, переходи границы, не подчиняйся чужим правилам, где бы ты ни был, делай то, что считаешь нужным, руководствуйся только своими желаниями. Этот активный индивидуализм становится ключом к поведению не только в личной жизни, но и в обществе, в частности, в школе и на работе. Во всех случаях приоритет отдаётся личному выбору, который отождествляется с такими привлекательными понятиями, как индивидуальность, истинность и самореализация.
Одновременно на человека возлагается единоличная ответственность за осуществление тех проектов, которые дадут ему доступ к культурным, социальным и экономическим ресурсам общества. Жизнь превращается в выбор наиболее подходящего стиля жизни. Инфляция личной ответственности повышает зависимость человека от одобрения окружающих. По словам французского социолога Алена Эренберга, мы живём в (западном) обществе, где «Я» является целью любого начинания. Проблема в том, что постоянная погоня за этой целью приводит к истощению. Эрегберг называет это состояние «устал быть самим собой».

Карин Юханнисон, «История меланхолии»

IMG_6306 копия

Я вот, кстати, тоже часто об этом задумываюсь. Тем более что у меня есть этот блог, куда я беспрерывно пишу о себе, ещё инстаграм и фейсбук для тех же целей, вот ещё и видео собралась записывать. Но у меня всё-таки несколько иная ситуация — я всё это делаю не потому, что я помешанный на себе нарцисс (хотя не без этого, наверное), а скорее в терапевтических целях, мне важно именно проговорить всё, что происходит, когда этого нет, я сразу начинаю нервничать. Но я всё равно тоже устаю от самой себя, даже очень, поэтому и испытываю к любым проявлениям «не Я» (то есть ко всему вообще) огромное любопытство, интерес и любовь))

Ну и раз уж я так разговорилась, вот ещё одна небольшая (хотя на самом деле большая) цитата оттуда же.

«Итак, перед человеком открыт целый ряд возможностей самореализации. Но ситуация парадоксальная. Человек не просто должен добиться успеха, но должен стать совершенной личностью в соответствии с образцом, имеющим в обществе высокий статус.
Для этого нужно реализовать себя на рынке культурного, материального и социального капитала. Вариантов выбора больше, чем человек может переработать. Это истощает его и приводит в состояние внутреннего разлада. Вариантов не просто много, они изменяются во времени, и надо следить за появлением новых показателей статуса — брендов, кодов и сигналов.
Когда нет норм, определяющих, что следует считать достижением, цели теряют чёткость. К человеку предъявляют требования, но лишают возможности соотнести свои действия с опытом других людей. «Будь самим собой!» — призывают самозваные эксперты. А что делать человеку, если он не знает, каков он и каким должен быть? В «Человеке без свойств» Роберт Музиль описывает дилемму своих современников, живших в начале ХХ века. Его главный герой Ульрих имеет множество различных качеств, но не имеет стержня, чтобы скрепить эти качества. Ульрих не знает, кто он. «Он открыт, свободен и пуст, он может быть каким угодно, это человек многих возможностей… существующий в призрачном мире представлений и фантазий». Он воспринимает себя глазами общества, но те, кто окружает его и в ком он отражается, столь же призрачны и неопределены, как он сам».
Возможно, именно поиск собственной идентичности явился причиной того, что большинство современных диагнозов оперируют понятиями из области самокритики. Чаще всего говорят о депрессии, вызванной неспособностью человека сделать главный выбор — выбрать самого себя («я ничто»), дальше наступает паралич и утрата способности к действию. Нереализованные амбиции, болезненный процесс самореализации тоже встречаются достаточно часто. Панические страхи, потеря контроля, социальные фобии, страх получить «плохую оценку» окружающих или паранойя с мыслями о собственной недооценённости и непонятости — всё это побочные эффекты принудительного процесса самореализации».

10 февраля 2020

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s