№479. 3 августа

В выходные удалось отдохнуть. Не ходила в студии, писала долги по блогу, убиралась дома, встречалась с подругами, пила коктейли, ходила в кино (1 августа кинотеатры открылись после карантина), словом, прекрасно проводила время.

Кстати, поход в кино оказался продуктивным, и сегодня вдруг случился холст по мотивам главной героини из фильма. Получилось, разумеется, непохоже, но в этом и фишка. Непохожие портреты — это мой конёк.

Это, кстати, тоже масло, как и мальчик. Висят теперь рядышком на просушке.

IMG_9368 копия

Я в последнее время прихожу в студии утром, чтобы нормально поработать, ни на что не отвлекаясь. Так рано обычно никого не бывает, ребята ближе к обеду подтягиваются.

Вечером вообще был полный сбор, правда, уже без меня — я поработала и ушла домой, чтобы дочитать книжку про метамодернизм, хочу поскорее написать стейтмент — впервые в жизни чувствую в этом внутреннюю потребность (хотя внешняя тоже имеется, на следующей неделе его уже нужно показать в студиях в качестве выполненной домашки).

IMG_9396 копия

«Современный автофикшен не только беллетризирует «я», но и тематизирует социологические и феноменологические измерения личной жизни: как индивидуальность связана с социальной ролью, как переживаются время и пространство, как опыт зачастую медиатизируется через текстуальные и/или цифровые коммуникации. В этом смысле аффект метамодерна является ситуативным; он одновременно ироничный и искренний, скептичный и откровенный, солипсистский и стремящийся к связям с другими. Но в первую очередь он эмпиричен. Помимо прочего, автофикшен может размышлять о глобальных проблемах, таких как терроризм и окружающая среда, либо позиционировать «я» по отношению к конфликтам, таким образом исследуя индивидуальную этическую ответственность за те или иные общественно-политические события и аффективную причастность к ним. Причина этого заключается в том, что современные кризисы видоизменили аффективную чувственность. Недавние события, такие как террористические акты 11 сентября 2001 года, потрясли оплот постсовременности, ее антиантропоморфизм, ее холодную отстраненность… В сотрясаемом кризисами мире субъектами опять же движет стремление к отношениям с другими и окружением (хотя между своими и чужими, равно как и между тем, что внутри, и тем, что снаружи, пролегают границы). В такой хрупкой, фрагментированной реальности смещенное с центральных позиций «я» утверждает себя, обретая основу для своей субъективности в живом опыте, а так же во взаимодействии наших тел и окружающей среды. Этот аффективный поворот в автофикшине, а в более широком смысле и в гуманитарных науках имеет одну общую нить: по словам Бринкемы, «этика, политика, эстетика — а в действительности и сама жизнь — должны иметь место в случае с каждым отдельным индивидуумом».

«Метамодернизм: историчность, артефакт и глубина после постмодернизма» под редакцией Робина Ван Ден Аккера, Элисон Гиббонс и Тимотеуса Вермюлена

3 августа 2020

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s