№513. 23 февраля

Возвращаться после долгого перерыва очень сложно. Столько всего произошло, я даже не знаю, как к этому подступиться.

Поэтому сегодня опять сплошные фоточки.

И небольшое интервью, которое я дала проекту ArtУзел:

Ника, расскажи немного об общей концепции проекта и работах, которые там представлены

Это моя первая персональная выставка и состоит она из четырех живописных серий, сделанных за последние два года. Все они, так или иначе, связаны с пространством соцсетей. Проект «Тиндермен» — результат моего погружения в мир виртуальных знакомств. Изначально я шла туда именно за тем, чтобы найти себе спутника жизни, но вместо этого, нашла вдохновение и начала документировать образы, которые мужчины конструируют, чтобы привлечь к себе внимание. Серия «Асаи» тоже родилась от переизбытка моих визуальных впечатлений: случайно наткнувшись на фотографии одноимённого блюда в сети, я с удивлением обнаружила целую параллельную вселенную любителей превращать это не такое уж, честно говоря, и вкусное блюдо в произведение визуального искусства. Проект «2020» стал результатом моего личного опыта самоизоляции, когда я окончательно потеряла связь с привычной реальностью и с головой погрузилась в виртуальную. За месяцы, проведённые дома, я впала в настоящую зависимость от соцсетей, в частности, от сториз в Инстаграме, именно там я собирала архивы изображений, из которых впоследствии получились два крупноформатных холста, представленных в галерее Jart. А название всей выставке дал проект «Я иду тебя искать» — серия непохожих автопортретов, написанных по тем селфи, которые я, как и все, очень люблю выкладывать в Инстаграм.  

Если обобщить, в рамках выставки вы с куратором Андреем Паршиковым поднимаете тему «человек/художник и цифровой мир», в рамках которой очень легко уйти в морализаторство или же, наоборот, в китч. Как тебе удалось найти баланс и свое видение, работая с данной темой?

И морализаторство, и китч предполагают твоё личное возвышение над темой. Это когда ты сам всё постиг, и либо поучаешь, либо посмеиваешься. Я же нахожусь в эпицентре, ничего не постигла, и сама не очень понимаю, что со всем этим делать. Ведь я точно так же, как и все, стараюсь сконструировать в виртуальном пространстве свой образ, довольно сильно отличающийся от реальности. В Тиндере у меня только самые красивые фотографии, мне тоже хочется произвести максимально хорошее впечатление, как и тому парню, который выкладывает фотографии с рыбами. Просто у нас с ним разные представления о хорошем, но это-то и интересно. 

Медиум, с которым ты работаешь — живопись. Сложно ли с помощью такого уходящего языка говорить на актуальные темы? 

Мне очень нравится уязвимость живописи, она отлично подходит для искреннего разговора, который я стараюсь вести в своих работах. А когда этот разговор заходит о соцсетях, живопись становится просто идеальным языком. Тотальная визуальность, перенасыщенность, коллажность, отсутствие границ между реальным и нереальным — так можно сказать и о живописном, и о виртуальном мире. 

По первому образованию ты социолог, помогает ли этот опыт тебе сегодня в искусстве? 

Это удивительно, но да, еще как помогает! Конечно, художник уже давно, в первую очередь, исследователь, и только потом — человек, способный говорить на языке той или иной художественной техники. Но конкретно в своём случае я до сих пор не могу поверить, как всё удачно получилось, ведь когда я шла на социологию, я, грубо говоря, отказывалась от искусства, которое мне с детства было интересно. Но ведь «сначала нужно получить нормальное образование, и только потом делать то, что хочется», и всё такое. Правда, социологию я, в итоге, тоже полюбила, 10 лет проработала по специальности. Просто тогда я рвалась заниматься практикой, теоретические курсы хранила в голове только до сессии. А сейчас с удовольствием перечитываю свои учебники и тексты, наконец начинаю по-настоящему их понимать. На соц. факе я закончила кафедру массовых коммуникаций, собственно говоря, этой же темой занимаюсь и сейчас, просто в какой-то момент акцент сместился на визуальный аспект, но коммуникация — это по-прежнему та тема, которая меня очень интересует.

По твоему мнению, должен ли художник в социальных сетях оставаться художником или может позволить себе быть обычным пользователем?

Мы все — обычные пользователи, кто бы как себя не называл.

Как на твой взгляд сегодня социальные сети влияют на искусство?

Лично меня они вдохновляют на работу, являясь настоящим клондайком тем, идей и образов. А если говорить глобально, социальные сети в корне изменили всю инфраструктуру мира искусства, теперь у каждого художника есть шанс быть увиденным (правда, времени делать работы стало намного меньше, ведь ленты в соцсетях сами себя не посмотрят).

Во время пандемии как-то изменилось твое отношение к цифровому пространству?

Как я уже сказала, я впала в настоящую зависимость от соцсетей, от которой мне ещё только предстоит избавиться. Показатели моего экранного времени зашкаливали и продолжают это делать. А вообще, меня пугает тотальная цифровизация всего, мне некомфортно в этом пространстве. Не нравится везде носить с собой телефон. Я сопротивляюсь, как могу — использую наличные деньги, слушаю музыку из старого музыкального центра, читаю печатные книги, покупаю настоящие газеты и журналы вместо электронной подписки, встречаюсь с друзьями в кафе, а не в Зуме. Офлайн — это новая роскошь, и я очень надеюсь, что смогу себе её позволить. 

23 февраля 2021

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s